Начнем с того, что в плане «цифровизации» избирательной системы наша страна и без этого впереди планеты всей. Необходимость создания и развития максимально защищенной государственной автоматизированной системы «Выборы» диктуется хотя бы беспрецедентно огромными расстояниями между региональными, окружными, местными избирательными комиссиями. Даже в пределах отдельных субъектов Федерации – таких как Красноярский край или Якутия эти расстояния сопоставимы даже не с отдельными европейскими странами, а с половиной Европы.

Не менее важным стимулом для развития цифровых технологий для выборов было и остается постоянное информационное и организационное давление западных СМИ, оппозиционных активистов и НКО, в том числе так называемых «иностранных агентов». Например, на недавних президентских выборах в марте 2018 года были активисты, откровенно атаковавшие подсистему регистрации для голосования по месту пребывания. Так называемые «наблюдатели» вместо борьбы за чистые выборы сами пытались обойти ограничения и защиту системы, чтобы проголосовать дважды. И даже в чем-то достигли «успеха», когда в защиту выборов вынужденно включились правоохранители.

Тем не менее, с точки зрения технологического развития российской системы ГАС «Выборы», а также системы видеонаблюдения, обеспечения работы СМИ и наблюдателей – вся эта порою сомнительная активность сыграла свою роль. Как говорится, «что нас не убивает, то делает сильнее». В частности, российская система видеонаблюдения за ходом наиболее важных выборов – не имеет прецедентов в мире, как и автономная система коммуникаций, связывающая все избиркомы. Как выразилась Э.Памфилова после 18 марта: «Мы переоснастили все, что можно к этим выборам, но уже все – выборы прошли, надо работать на опережение…»

Одной из не решенных проблем «цифровизации» российских выборов остается достижение полной прозрачности досрочного голосования. Одним из решений проблемы может быть переход к строго верифицируемому удаленному голосованию избирателей, оказавшихся в день выборов, скажем, в командировке за границей, либо на борту судна, на дальней метеорологической станции или маяке. Именно такие уважительные причины обуславливают наличие института досрочного голосования.

Развитие телекоммуникаций, включая повсеместный «спутниковый Интернет», делает подобную систему удаленного голосования принципально осуществимой в самые ближайшие годы. Другой предпосылкой является развитие программного обеспечения для защищенных и одновременно прозрачных для контроля распределенных баз данных – так называемого «блокчейна». Уже можно говорить о наличии прототипа необходимого ПО. Хотя при этом правовых, организационных, технических проблем при его модернизации и внедрении будет ничуть не меньше, чем при развитии национальной системы финансовых транзакций на похожей основе. Однако и искомый результат – надежная и прозрачная, то есть верифицируемая на предмет искажений и вмешательства система голосования будет востребована и для акционерных обществ, и для общественных голосований, более четкой и прозрачной работы общественных объединений и иных НКО.